Руслан Белый: истории из жизни, советы, новости, юмор и картинки — Горячее | Пикабу

Руслан белый об отдыхе в турции

Рассылка Пикабу: отправляем лучшие посты за неделю

Спасибо!
Осталось подтвердить Email — пожалуйста, проверьте почту 😊

Комментарий дня

Меня один раз попросили в аэропорту в DutyFree купить блок сигарет. Я успешно его купил, положил в пакет, этот пакет был моей единственной ручной кладью в салоне.

Потом, как обычно, приземление, заполнение бумажек, паспортный контроль, турникеты, металлоискатели, на ленте проверки багажа только единственный пакет с сигаретами.

Слышу комментарий работников: «Ого, налегке путешествуете.» Не придаю значения.

Потом понимаю, что дальше уже только выход в город, а багаж надо было получить где-то на промежуточном этапе, понимаю смысл комментария.

Человек прилетел в другую страну чисто покурить.

Вакансии Пикабу

Прямая Линия

Пикабу в мессенджерах

Активные сообщества

Тенденции

Суровые советские спортсмены.

Я считаю что чемпионами становятся только у жёсткого тренера. Который правильно мотивирует быть всегда первыми и никак иначе. Нет таких чемпионов, у которых тренер с позицией «И так сойдет».

Я тут в интернете прочитал, что во времена СССР был такой спортсмен Всеволод Бобров. Так вот, он был капитаном национальной сборной по хоккею и по футболу.

ПО ХОККЕЮ и ПО ФУТБОЛУ. Интересно как это было?

-Тренер я капитан сборной по хоккею. Мы стали чемпионами.

-А по футболу . Можешь?

Всеволод Михайлович Бобров

(1 декабря 1922 — 1 июля 1979) — советский футболист, хоккеист, футбольный и хоккейный тренер. Заслуженный мастер спорта СССР (1948), заслуженный тренер СССР (1967). Член КПСС с 1952 года.

Башкирия против юмора

Оказывается, тут скандал разгорелся) Некоторые жители Уфы (да и Башкирии в целом) объявили небольшое восстание против комика Руслана Белого, который в своем стендап-выступлении осмелился назвать Салавата Юлаева бандитом! Создали даже хэштег #Салаватнебандит (аж 137 публикаций в инстаграме, при численности республики в 4 млн человек).

Давайте задумаемся, как он вообще подготовил эту шутку?

«Так, я еду в Уфу, нужен местный материал. Открываю Вики, долго читаю. Нахожу инфу про какого-то Салавата Юлаева, изучаю. » Далее цитата из Вики:

«. Сохранившиеся документы свидетельствуют о личном участии Салавата Юлаева в более чем двадцати сражениях. Он отличился тем, что взял Симский и Катавский заводы, осаждал Челябинскую крепость, участвовал в осаде Оренбурга, сжёг Красноуфимскую крепость. За год с небольшим Салават участвовал в 28 сражениях, 11 из них он провёл самостоятельно, остальные в составе Главного войска Емельяна Пугачёва. После длительного следствия в Уфе, Казани, Москве, Оренбурге и снова в Уфе по приговору от 15 июля 1775 года Салават Юлаев вместе с отцом Юлаем Азналиным был подвергнут наказанию кнутом и клеймению, как «тягчайшим государственным преступникам».

«Оооокей. Судя по прочитанному, он активно участвовал в восстаниях. А кто там у нас такой Емельян Пугачев?»

«Емельян Иванович Пугачёв (1742 — 10 (21) января 1775, Москва) — донской казак, предводитель Крестьянской войны 1773—1775 годов в России. Пользуясь слухами, что российский император Пётр III жив, Пугачёв назвался им; он был одним из нескольких десятков самозванцев, выдававших себя за Петра, и самым известным из них.»

«Суммируем: осудили как тягчайшего государственного преступника, помогал самозванцу, поджоги, осады крепостей. #Салаватнебандит, действительно.»

И вместо того, чтобы посмеяться над шуткой, жители Уфы решили вновь прославиться в интернете — наехать на стендап-комика. Я на 99% уверен, что большинство возмущенных даже не видели выступление целиком, ведь не нужно вникать в суть проблемы и искать дополнительную информацию. Достаточно прочитать заголовки уровня «Московский комик унизил Башкирию» и все, разъяренный уфимец подобен молодому быку увидевшему красную тряпку.

Вся ситуация показывает, насколько же мы отстали от мира. Шутки нормальных стендап-комиков ВСЕГДА на грани, зачастую даже за гранью. Дейв Шапелл, Джимми Кар, Билл Бёрр — если вы не знаете хотя бы одно из этих имен, как вы можете знать что-то о стендапе? Фанаты смехопанорамы краем уха услышали выступление современного комика и сразу решили «Да как он смеет!».

Скандал с Русланом Белым напоминает примерно такую же ситуацию с Ильей Maddyson. Делаешь стендап, вставляешь в него тупую шутку про коран, все довольны. Через несколько лет запись выступления смотрят мусульмане, начинают охоту на тебя и твою семью, ты до сих пор в розыске — хорошо пошутил?

«Что самое замечательное в доме на побережье? Вы окружены мудаками только с трех сторон» — Джордж Карлин, комик.

Первый «чартер» в Турцию. Как Белая армия эвакуировалась из Крыма

​11 ноября 1920 года правитель Юга России и главнокомандующий Русской армией Петр Врангель издал приказ, приведший большинство жителей Крыма в состояние ужаса.

«Русские люди! Оставшаяся одна в борьбе с насильниками Русская армия ведет неравный бой, защищая последний клочок русской земли, где существует право и правда, — говорилось в документе. — В сознании лежащей на мне ответственности, я обязан заблаговременно предвидеть все случайности. По моему приказанию уже приступлено к эвакуации и посадке на суда в портах Крыма всех тех, кто разделял с Армией ее крестный путь военнослужащих, чинов гражданского ведомства, с их семьями и тех отдельных лиц, которым могла бы грозить гибель в случае прихода врага. Армия прикроет посадку, памятуя, что необходимые для ее эвакуации суда также стоят в полной готовности в портах, согласно установленному расписанию. Для выполнения долга перед Армией и населением сделано все, что в пределах сил человеческих. Дальнейшие наши пути полны неизвестности. Другой земли, кроме Крыма, у нас нет. Нет и государственной казны. Открыто, как всегда, предупреждаю всех о том, что их ожидает. Да ниспошлет Господь всем силы и разум одолеть и пережить русское лихолетие».

Никто на полуострове ничего подобного не ожидал. За несколько дней до этого в сообщениях местной прессы звучали совсем иные ноты.

Как «генерал Яша» продлил агонию

Провал похода на Москву, осуществленного Деникиным в 1919 году, ознаменовал собой коренной и окончательный перелом в ходе Гражданской войны. Крым мог пасть еще в конце 1919 года, но тогда отстоять его Белой армии удалось благодаря таланту генерала Якова Слащева, удержавшего оборону на Перекопе.

«Генерал Яша» довольно быстро оказался на ножах со сменившим Деникина Петром Врангелем. Слащев полагал, что барон витает в облаках и строит нереальные планы, в то время как единственной задачей текущего момента может быть лишь удержание того, что есть. Летом 1920 года Врангель, пользуясь тем, что значительные силы Красной армии были отвлечены на бои в Польше, предпринял попытку нового масштабного наступления. Этим он, кстати, сильно испортил себе карму в глазах многих участников Белого движения, считавших, что красные, сражаясь со сторонниками возрождения Речи Посполитой, ведут праведную войну.

Затея барона провалилась. Белых выбили из Северной Таврии, загнав обратно в Крым. Несмотря на неудачу, пресса в Крыму писала о том, что большевики на полуостров не прорвутся, что сил для обороны более чем достаточно. Вспоминая о том, как с этим справился генерал Слащев, обыватели верили.

Прорыв

Вот только самого Слащева среди руководителей новой обороны уже не было. Чересчур независимого (и слишком популярного) командира Врангель отстранил от дел, предварительно дав ему право именоваться Слащевым-Крымским.

В ночь на 8 ноября 1920 года ударная группа 6 армии красных — 15, 51 и 52 дивизии, конная группа, всего около 20 тыс. штыков и сабель при 36 орудиях — при сильном западном ветре и редком для этого времени морозе в -12 градусов по Цельсию форсировала 7-километровую преграду — Сиваш — по замёрзшей грязи.

Этот маневр оказался для белых полной неожиданностью. Оборона на Чухонском полуострове рухнула, а Красная армия зашла в тыл перекопским укреплениям. К утру 9 ноября Турецкий вал пал. Обороняющиеся отошли на Юшуньские позиции, схватка за которые шла еще два дня. 11 ноября последний кавалерийский резерв Белой армии, конный корпус Барбовича, нарвался на засаду из полутора сотен тачанок и был полностью разгромлен. Части Южного фронта РККА под командованием Михаила Фрунзе вышли на оперативный простор.

«Красноармеец страшен только для врага. Он рыцарь по отношению к побежденным»

Красные не делали из радиограммы секрета. Приказ Реввоенсовета Южного фронта гласил: «Солдаты Красной армии! Наши доблестные части, прорвав укрепленные позиции врага, ворвались в Крым. Еще один удар, и от крымской белогвардейщины останутся только скверные воспоминания. Невыразимой доблестью красных войск сломлено сопротивление полчищ барона Врангеля. Грозная и беспощадная для своих врагов, Красная армия не стремится к мести. Мы проливали кровь лишь потому, что нас к этому вынуждали наши враги. Мы во время самых ожесточенных боев обращались к нашим врагам с мирными предложениями. Делаем это и теперь. Революционный Военный совет Южного фронта сегодня послал радио Врангелю, его офицерам и бойцам с предложением сдаться в 24-часовой срок, в котором обеспечивает сдающимся врагам жизнь и желающим — свободный выезд за границу. В случае же отказа вся вина за пролитую кровь возлагается на офицеров белой армии. Революционный Военный совет Южного фронта приказывает всем бойцам Красной армии щадить сдающихся и пленных. Красноармеец страшен только для врага. Он рыцарь по отношению к побежденным. Всем командирам, комиссарам и политработникам вменяется в обязанность широко разъяснить красноармейцам смысл настоящего приказа. Приказ прочесть во всех ротах, эскадронах, батареях, отдельных частях и управлениях».

Фрунзе не просто издал приказ, а дал своим частям небольшой отдых, который и сделал возможным то, что потом назовут «блестяще организованной Врангелем эвакуацией». Михаил Васильевич в этой ситуации проявил гуманизм, который в Советской России многие не поняли и не одобрили. Организуй он преследование, и вся армия Врангеля действительно была бы утоплена в Черном море. Но Фрунзе дал Врангелю время убраться восвояси, чем тот и воспользовался.

«Совершенно неизвестна дальнейшая судьба отъезжающих»

Барон до своих подчиненных радиограмму Фрунзе не довел, но поступок его, видимо, оценил. Во всяком случае, 12 ноября появился следующий приказ Врангеля: «В случае оставления Крыма запрещаю какую бы то ни было порчу, или уничтожение казённого или общественного имущества, т. к. таковое принадлежит русскому народу».

Врангелевское правительство тем временем предупреждало, что плыть предстоит в абсолютную неизвестность: «Ввиду объявления эвакуации для желающих офицеров, других служащих и их семейств правительство Юга России считает своим долгом предупредить всех о тех тяжких испытаниях, какие ожидают приезжающих из пределов России. Недостаток топлива приведет к большой скученности на пароходах, причем неизбежно длительное пребывание на рейде и в море. Кроме того, совершенно неизвестна дальнейшая судьба отъезжающих, так как ни одна из иностранных держав не дала своего согласия на принятие эвакуированных. Правительство Юга России не имеет никаких средств для оказания какой-либо помощи как в пути, так и в дальнейшем. Все это заставляет правительство советовать всем тем, кому не угрожает непосредственной опасности от насилия врага, остаться в Крыму».

Настроения на судах были тревожными. Ходили слухи о Красном флоте, подводных лодках, имеющих приказ отправить всех на дно. Но в действительности на дно пошел лишь корабль под названием «Живой». Вернее, он просто исчез во время перехода.

«Начальство устроилось с комфортом»

Из воспоминаний белого офицера Всеволода Саханева: «В трюме было множество народу. Спали вповалку очень тесно. Тут же помещались эвакуировавшиеся с частями женщины — семьи офицеров и сестры милосердия. Посредине трюма, на люке, ведущем в нижнюю его часть, расположилась группа казаков. У них оказалось вино, и почти всю ночь они пили и шумели. Огромный транспорт был сплошь заполнен людьми. Спали не только во всех трюмах, но и по всей палубе, так что между лежавшими оставались лишь узенькие дорожки для прохода».

Сестра милосердия Татьяна Варнек вспоминала: «Приходилось перелезать через тюки, через людей; то наступишь на чью-то ногу, то толкнешь, и часто под нелестные о нас отзывы „милых дам“, от которых, как обычно, попадало „этим“ сестрам, которые всегда всем „мешают“! Особенно попадало нам от этих особ, стоящих в очереди в WC. А очередь была нескончаемая. Стояли, думаю, часами. Мы же две на это время не имели и дали себе право ходить вне очереди. Что тут было! Шипение, шум и даже крики: „Нацепили себе кресты и воображают!“ Но мы ничего не воображали, торопились с работой и, правда, в душе злорадствовали».

Журналист Григорий Раковский замечал, что уже на кораблях никакого единства судеб не чувствовалось: «Начальство устроилось с комфортом. Откуда только набралось столько начальства. Разместились, конечно, в каютах. Был у них хлеб, были консервы, галеты. была и водка. Пьянствовали. В пьяном виде скандалили, заставляли играть оркестры, в то время как сидевшие в трюмах испражнялись под себя. »

Прибытие в Константинополь не принесло облегчения: там русских попросту никто не ждал. Пока решалась судьба беженцев, они оставались запертыми на кораблях.

«Дальше шло все хуже и хуже. Пропадала всякая стыдливость, и понятия о приличном и допустимом значительно расширились и упростились. Иногда наша дама днем во время разговора запускала себе руку за декольте и вытаскивала вшу, которую предлагала мужу немедленно уничтожить на ее глазах. Обилие вшей было так велико, что за один прием каждый из нас убивал их в своем белье штук по 70-80. Под конец нашего пребывания на корабле всякое понятие о стыдливости совершенно исчезло и можно было видеть совершенно необыкновенные картины: мужчины и женщины, сидя вокруг одной и той же свечи, раздевались почти донага и, продолжая вести самый салонный разговор, избивали вшей. Об этом времени нельзя вспоминать без душевной дрожи и нравственного потрясения. Это было настолько заметно, что после выгрузки с корабля почти все составившиеся на нем компании распались и не поддерживали между собой, казалось, так прочно установившихся дружественных отношений», — вспоминал пережитое один из участников эвакуации.

«В Черном море для нас оборвалась Россия»

Вряд ли большинство из тех, кто покидал Крым в ноябре 1920 года, понимали, что уходят навсегда. Сам Врангель, еще не успевший насладиться ролью Верховного правителя, был озабочен сохранением боеспособной армии, надеясь, что западные страны помогут ему продолжить вооруженную борьбу. Не получив разрешения на это, барон создал Русский общевоинский союз (РОВС), дабы мобилизовать в кратчайшие сроки своих единомышленников.

Юный доброволец-белогвардеец Борис Пылин, которому в момент эвакуации из Крыма было 14 лет, позднее писал: «Тогда мы не отдавали себе отчета, что уходим навсегда, что переживаем момент, который потом будем много раз вспоминать; что здесь, на Черном, в тот день угрюмом, море для нас оборвалась Россия и началась новая жизнь людей, обреченных чувствовать себя всегда и везде, где бы они ни жили, в чем-то „чужими“ и нигде „вполне у себя дома“».

На этом месте обычно принято лить слезы и говорить о том, что Россия потеряла лучших своих сынов. Но лучших ли? И потеряла ли она что-то вообще в ноябре 1920 года? Война закончилась. Проигравшие, составлявшие мизерную часть населения огромной России, ушли, избавив и себя, и остающихся от продолжения резни.

Кстати, истории об утоплении оставшихся белогвардейцев на баржах — самый настоящий исторический анекдот. У красных после ухода Врангеля каждое судно было наперечет, и топить врагов баржами никому в голову не приходило из чисто экономических соображений. Расстрелы в Крыму имели место, но ни о каких сотнях тысяч (и даже десятках тысяч) человек речи не шло, все это позднейшие фантазии авторов русской эмиграции, а также постсоветских «срывателей покровов».

Бесплодная идея и вечная ненависть

Удивительное дело, но ни в одной стране мира русская эмиграция не создала устойчивую диаспору, способную впоследствии работать в интересах Родины. Костяк русской эмиграции десятилетиями жил ненавистью и неприязнью к Советскому Союзу.

Страна поднялась, окрепла, выстояла в смертельной схватке с фашизмом, первой покорила космос, превратилась в мировую сверхдержаву.

Были те, кто признавал: большевики оказались куда большими патриотами, чем те, кто ушел за границу в ноябре 1920 года. Но большинство эмигрантов думали иначе.

Барону Врангелю повезло умереть в 1928 году, не замаравшись в 1941-м, подобно Краснову и иже с ним. Хотя генерал-майор Михаил Зинкевич писал в середине августа 1941 года: «Думается, что будь жив теперь наш генерал Врангель, он не задумываясь пошел бы с немцами». Самого Зинкевича, служившего гитлеровцам в Русском охранном корпусе, в феврале 1945 года застрелили югославские партизаны: награда, как говорится, нашла героя.

Что тут скажешь, прекрасный человек, выдающийся патриот. И такими патриотами русская эмиграция буквально кишит. И до сих пор потомки ушедших в ноябре 1920 года мечтают о декоммунизации, о полном уничтожении «наследия бесовских большевиков». Прошедшие сто лет показали: Белая идея оказалась бесплодной и беспомощной, неспособной на созидание чего-либо полезного. Однако сегодня наследники сбежавших полагают, что они нравственнее и выше тех, кто остался и поднял Россию из руин.

Что ждет туристов в «ковидной» Турции в 2020 году: честный репортаж из Антальи

Полупустые пляжи, маски и еда через стекло – корреспондент Sobesednik.ru узнала, так ли страшен ковид в Турции, как его малюют.

В интернете не утихают споры: опасно ли лететь сейчас отдыхать в Турцию или нет. Ходят слухи, что в стране Эрдогана бушует коронавирус, и реальная статистка по нему замалчивается. Корреспондент Sobesednik.ru отправилась на берег турецкий и увидела все своими глазами.

Всегда быть в маске — судьба моя

Лететь в этом году в Турцию в мое любимое время года, в бархатный сезон было страшно.

Во-первых, жесткие требования Роспотребнадзора, который обязует всех вылетающих за границу регистрироваться на Госуслугах и сдавать по возвращении тест. Во-вторых, слухи о том, что туристов, контактировавших в пути с коронавирусными больными, даже не поселяют в обсерватор (отдых на балконе в Турции все же лучше, чем ничего), а выдворяют в Россию.

Регистрация на сайте Госуслуг и заполнение анкеты для прибывающих из-за границы заняли не десять минут, а добрых полчаса, и хорошо, что я сделала это не в самый последний момент перед тем, как садиться в такси. В турагентстве предупредили заранее: брать в ручную кладь рюкзак больше нельзя по требованию турецкой стороны, пройти на борт можно только с небольшой сумкой, и это печально — как многие туристы, я много всего вожу в ручной клади.

На стойке регистрации — я летела чартерным рейсом «России» – сотрудница аэропорта заглянула мне в сумку и, не найдя там ничего лишнего (можно вести аудио-, видеотехнику, документы), дала добро. Из-за беглого «досмотра» на стойке очередь двигалась чуть медленнее, чем обычно.

На удивление, самолет «России» вылетел минута в минуту, обычно чартеры всегда опаздывают минимум минут на двадцать, но сейчас рейсов мало, и все очень организованно. И в Шереметьево, и в самолете пришлось все время сидеть в маске. Тем, кто ее снимал, бортпроводницы делали замечание.

«Да как мы вашу анкету найдем?!»

По прибытии в Турцию и по возвращении в Россию туристы должны сдать анкеты. По дороге «туда» их принимают бортпроводницы, и не сдать анкету в общем-то не проблема — стюардессы не могут все контролировать, у них и без этих бумажек работы хватает.

Но я честно сдала анкету. Правда, случайно перепутав номер своего места в самолете. Внести поправку не получилось.

– Да как мы вашу анкету найдем?! У нас 500 пассажиров на борту! – развела руками замотанная стюардесса. Я в ответ тоже махнула рукой.

На выдаче багажа один за другим на ленту падали рюкзаки — вероятно, пассажиры планировали взять их в ручную кладь, но им не дали, заставив оплатить как багаж.

В отель меня доставили одну в микроавтобусе, что не могло меня не радовать: чем меньше контактов с другими туристами, тем лучше. Тут просто повезло: как правило, «наши» выбирают отели на «все включено», а я выбрала скромную «тройку» без шведского стола.

«Леди, стоп!»

В отеле сотрудник ресепшена – турок без маски — дал заполнить анкету при вселении и даже не измерил температуру. Впрочем, никакой необходимости в этом не было: в аэропорту у всех прибывающих ее измеряют датчики, и одну туристку с повышенной температурой при мне остановили до прохождения таможни.

– Леди, стоп! Плиз, стоп! – как резаная, кричала турецкая таможенница и бросилась вслед за туристкой.

Дальнейшая судьба русской леди с температурой не известна.

Бесплатные одноразовые маски в отеле мне, увы, не предложили. Отдыхавшая в «пятерке» двумя неделями ранее мама рассказывала, что им всем выдавали голубые маски. В номер заселили сразу, благо свободные номера имелись в наличии: народу немного, по моим ощущениям – отель заполнен на 70%.

«Такого плохого питания раньше не было»

Турецкий завтрак не отличался разнообразием, но самое неприятное — еду накладывал в тарелку турок в маске, который находился за стеклом.

– Я здесь второй раз уже отдыхаю, и такого питания плохого раньше не было, – жаловалась дама в очереди. – Раньше и блюд было больше, и накладывали сами, а сейчас посмотри – он каждый кусочек считает. Вот жадные!

На мой взгляд, это самый распространенный тип русских туристок-«пакетниц» в Турции: женщина 50+ плотного телосложения в широком пляжном платье. Они вечно чем-то недовольны, с надменными лицами и никогда не улыбаются.

Во многих отелях еду накладывают сотрудники отеля за стеклом в маске и перчатках

– А ты воду-то мне с помидорами не клади! Аккуратней давай! – шикнула на турка ее подруга.

Отель открылся всего месяц назад из-за пандемии, и понятно, что владельцы пытаются заработать. Пункт номер один экономии — это питание, которое стало заметно скромнее. Но я знала: еду не в пятизвездочный «Риксос», где этим летом отдыхали российские звезды, и не расстраивалась. Ведь южное море и солнце для всех туристов одинаковы, и в пандемию они никуда не делись.

Пляж находится в 3 километрах, и после завтрака многие рванули на микроавтобус от отеля, на многих были маски.

– Люда, а чего ты сегодня в маске? — вопрошала безмасочная туристка в ярком парео.

– Так ведь сегодня много новеньких, – отвечала та. – Бактериями, что ли, обмениваться с ними будем?

На пляже маски, разумеется, снимают: ходить в «наморднике» при температуре воздуха +33 градуса не очень-то комфортно.

Вообще, сознательность, как мне показалось, друг перед другом демонстрировали многие руссо туристо: приходили на завтраки в масках и даже пробовали держать социальную дистанцию.

На отельном пляже нас, туристов, было мало, от силы человек десять (миниотель). И часто на нашем участке моря купалась и блаженствовала я одна. Снова никаких контактов. Пляжи справа и слева от нашего вообще были пустые, мне невольно вспомнились фотографии переполненных пляжей в Сочи, и я мысленно хвалила себя за то, что не испугалась и не выбрала русский юг, бессмысленный и беспощадный.

В автобусах все в масках, в кафе — без

Анталья — большой город-курорт, его выбирают за возможность бродить по улочкам Старого города и шопиться в брендовых магазинах. Поэтому вечером я, конечно же, рванула из своего тихого пригорода в центр.

– Вас без маски в автобус не пустят, – предупредила меня продавец туров на улице.

Я это и так поняла, переступив порог супермаркета «Мигрос». Заметив, что я без маски, сотрудник тут же повел меня на кассу ее покупать. В Турции персонал магазинов бдительно следит за ношением масок. Водители автобусов, кажется, еще строже: если вы не натянули маску правильно, на нос, то при входе в салон вам обязательно сделают замечание на языке жестов.

В России такое почти не увидишь, а в Турции абсолютно все пассажиры автобуса в масках. Некоторые в одноразовых перчатках или держатся за поручень рукой с бумажной салфеткой.

Турки, как мне показалось, боятся коронавируса. Пожилая пара в супермаркете пропустила меня в узком коридоре, прижавшись к полкам, будто спасаясь от стихийного огня или пролетающей шаровой молнии. Хотя и я, и они были в маске.

Кот: «Надоели вы со своим коронавирусом!»

В центре Антальи примерно половина людей в масках, половина без. Завидев на улице троих полицейских, оперативно снимаю маску с запястья и натягиваю на лицо, но, кажется, они никакого не отлавливают и не штрафуют.

Штраф за отсутствие маски в общественном месте — 900 лир (примерно девять тысяч рублей).

Старый город – главная городская достопримечательность, в нем всегда много людей. Вечером тут начинается самое веселье, в кафе и ресторанах играет живая музыка, отдыхающие пьют, едят и болтают. Все сплошь без масок, никакой специальной рассадки нет, о соблюдении социальной дистанции говорить сложно. Сюда приходят как раз для того, чтобы ее нарушить — завести новые знакомства.

Турецкие ловеласы не пропали с пандемией. Со словами «Ты очень красивая» они знакомятся с нашими дамами и получают свое — секс и деньги. Но не всегда. Наши женщины тоже не лыком шиты — некоторые вычисляют голодранцев на раз и дают от ворот поворот.

– Я ему номер телефона дала, а у него, оказывается, ни квартиры, ни машины нет. Зачем он мне такой нужен?! – сокрушалась 62-летняя туристка из Белоруссии Ольга.

Она, кстати, очень удивлялась, тому, что до «открытия» Турции наши туристы летали в Анталью через Минск. Сами белорусы летают через Киев, так на 200 долларов дешевле.

– У нас в Белоруссии, мне кажется, своих туроператоров нет, одни агентства, которые покупают туры в Украине и в России, – заметила она.

Обходя преграды

На обратном рейсе все повторилось: небыстрая регистрация, но все четко и слаженно, никаких задержек — самолет прилетел в Москву на полчаса раньше. При приземлении нам объявили, что таможенникам надо будет предъявить кюьар-код, его выдают при заполнении анкеты на сайте Госуслуг.

– Вован, у нас проблемы? – занервничала пассажирка на соседнем кресле.

– Прорвемся! – отвечал Вован.

При прохождении паспортного контроля таможенница, заметив, что я пытаюсь отыскать в своем смартфоне кюьар-код, недовольно буркнула:

– Мне ничего предъявлять не надо!

Это не обязанность таможни, их дело – паспорта и визы. На выходе группа людей в белых халатах принимала анкеты.

– Если у вас есть кюар-код, то сдавать анкету не надо, – пояснила сотрудница Роспотребнадзора.

В анкете, впрочем, написать можно все угодно: люди в белых халатах паспортные данные ведь не сверяют, да и вообще проход свободный — можно не сдать и прощайте.

На следующий день я сдала тест на коронавирус в обычной столичной поликлинике. В Москве можно записаться заранее и получить эту услугу бесплатно, а вот туристам из регионов приходится за нее безальтернативно платить и заказывать в частных лабораториях. Вылетавшая вместе со мной Вера из Ижевска очень переживала, что не успеет уложиться в 72 часа, отведенные Роспотребнадзором, и вовремя загрузить результаты теста, ведь ей еще нужно долететь до своего города.

Пожалуй, перспектива штрафа — единственный минус в моей поездке. Как мне показалось, заразиться коронавирусом в Анталье шансов намного меньше, чем в России.

http://pikabu.ru/tag/%D0%A0%D1%83%D1%81%D0%BB%D0%B0%D0%BD%20%D0%91%D0%B5%D0%BB%D1%8B%D0%B9/hot
http://aif.ru/society/history/pervyy_charter_v_turciyu_kak_belaya_armiya_evakuirovalas_iz_kryma
http://sobesednik.ru/turizm/20201008-chto-zhdet-turistov-v-kovidnoj

X